Новости Казахстана
Информационный портал
  Locman.kz Размер шрифта Вверх

Популярное сегодня


Реклама партнёров



Сейчас читают


Реклама посетителей

Календарь новостей

Размер шрифта

Прогноз погоды


Курс валют
Валюта Покупка Продажа
$
P


Голодомор требует справедливой и беспристрастной оценки



Голодомор требует справедливой и беспристрастной оценки

 

 В начале марта глава государства Нурсултан Назарбаев объявил: «Я дал поручение в этом году отметить 80-летие голодомора». ХХ век стал трагичным для многих народов, в том числе и для казахстанского.

Напомним, что голод 30-х годов унес жизни порядка 40 процентов населения, и если бы не он, то сегодня, по словам президента, «нас было бы сейчас 40–50 миллионов» человек. Ясно одно, это большая трагедия, которая долгие годы замалчивалась. Если о ней говорили, то только в кругу близких людей и исключительно шепотом. Так долгие годы в сознании народа жила историческая память. И только после того как репрессивный режим канул в Лету, появилась возможность почтить память погибших, восстановить историческую справедливость, а заодно извлечь уроки из прошлого. Как известно, история не терпит сослагательного наклонения, но она не терпит пристрастной оценки. Поэтому говоря о голоде 30-х годов, следует почитать память погибших, а не сводить политические счеты.


В этом году Казахстан намерен отметить 80-летие трагических событий – голода в большой степи. Об этом ранее заявил глава государства Нурсултан Назарбаев. Тем более что в Казахстане голодомор приобрел самый жестокий характер. Он унес порядка40 процентов жизней. Если бы в 30-х годах ХХ века существовала Организация Объединенных Наций (ООН появился в 1949 году. – Ред.), то разыгравшаяся трагедия в казахстанской степи попала бы под определение «гуманитарная катастрофа».

Как сообщил в начале марта в ходе встречи со студентами Назарбаев Университета глава государства: «В этом году я дал задание отметить 80-летие голодомора в нашей стране. Погибло в 1929–1930 годах почти 40 процентов казахов. Наши деды, отцы рассказывали, как это случилось». Это необходимо, для того чтобы почтить память жертв и восстановить историческую справедливость – дать беспристрастную оценку великому голоду в казахстанской степи и извлечь уроки.

Старшее поколение о голоде в степи узнавало от своих отцов. Причем прозрение происходило случайно. В обычной беседе люди случайно оговаривались, но при этом неохотно раскрывали всю тайну. Это нередко толкало некоторых граждан на поиски ответов. Они расспрашивали аксакалов в отдаленных аулах, делали записи рассказов. Так постепенно открывалась страшная картина о том, как гибли целые села, как измученные тела голодных людей сбрасывали в общую безымянную могилу.

Страшная правда скрывалась не только в 30-40-е годы, но и в 60-е, когда в СССР развенчали культ личности. Важно отметить, что ХХ съезд КПСС осудил репрессивную политику Сталина, но не дал оценки голоду в Украине или Казахстане. Это любопытно, если брать во внимание, что генсек ЦК КПСС Никита Хрущев сам был украинцем и должен был прекрасно владеть информацией. Возможно, он умолчал по той причине, что в свое время занимал руководящие посты в партийной иерархии Украины и не хотел разделять ответственность за проводимую центром политику в республиках. Но в любом случае окончательный ответ на этот вопрос должны дать специалисты, историки.

Сегодня существует несколько версий причин произошедшей трагедии. Прежде всего это ошибочная политика руководства и в первую очередь автора «Малого октября» – секретаря Казахского крайкома Российской компартии Филиппа Голощекина, которая сводилась к коллективизации аулов, к непримиримой классовой борьбе. Такая политика среди прочего грубо игнорировала проблемы продовольственной безопасности.

В ноябре 1929 года Сталин публикует статью «Год великого перелома», в которой пишет о том, что крестьянство предпочитает коллективный труд и колхозы. А как это выглядело на практике? Уже в 1930 году заготовки зерна по сравнению с 1928 годом выросли в 2 раза. Но отнюдь не за счет повышения производительности труда, а за счет насильственной политики изъятия зерна у населения. Действовал простой принцип: кто не с нами, тот против нас! Из деревень было вывезено рекордное число хлебозаготовок за все годы советской власти – 221,4 млн центнеров. Кроме того, в счет хлебозаготовок было изъято 22,9 млн центнеров – по сравнению с 10,7 млн центнеров в 1928 году, что на 107 процентов больше.

В Казахстане коллективизация сопровождалась переходом кочевого населения на оседлый образ жизни. Таким образом подрывалось пастбищное животноводство, которое было традиционным хозяйством и на протяжении веков обеспечивало питанием местное население. Скольких именно? По переписи населения Российской империи 1897 года, на территории нынешнего Казахстана проживало 4 млн человек. И все они не сталкивались с проблемой нехватки продуктов питания.

Однако насильственная оседлость – не единственный момент, который сыграл свою роковую роль. Не стоит упускать и политику государства, которое даже составило план по изъятию зерна и скота у населения, но этот план не учитывал потребности населения в продовольствии. По сути, он обрекал население на гибель от голода. По плану в 1928 году предполагалось конфисковать 400 голов скота у кочевого хозяйства, 300 – у полукочевого, 150 – у оседлого.

Хотя норма для оседлых хозяйств меньше, в отношении их имелся еще один план – изъятие зерна. Причем происходило это варварски. В погоне за рекордами изымался посевной материал, фуражное и продовольственное зерно. Политработники выгребали из колхозов и единоличных хозяйств весь наличный хлеб. Разговор с недовольными был коротким – раскулачивали, высылали, отдавали под суд. «Вопрос не в нормах, сколько останется на еду и пр., главное в том, чтобы сказать колхозам: «В первую очередь выполни государственный план, а потом удовлетворяй свой план», – говорил в октябре 1931-го на пленуме ЦК ВКП нарком снабжения Анастас Микоян.

Особенно сильно поднаторел нарком в Казахстане. Если 1926 году в республике, согласно всенародной переписи, проживало 3,9 млн человек, то по данным на 1937 год – уже 2,8 млн, или только 72,1 процента от численности 1926 года. Для Украины этот показатель составил 84,7 процента, чуть меньше пострадали мордва и немцы, которых голод застал в Поволжье. Население Казахстана сократилось на 40 процентов, что стало самым большим показателем. Статистика в данном случае красноречивее любых слов и позволяет представить, с чем столкнулось население в период коллективизации. Как отметил глава государства, если бы не великий голод, то сегодня население Казахстана составило 40–50 миллионов человек. Такая цифра нас сегодня более чем устроила. Поскольку такое количество населения обеспечивает нормальный внутренний рынок и позволяет эффективнее достигать целей экономического развития.

Ситуацию в 30-х годах усугублял репрессивный режим, который жестко подавлял очаги сопротивления, а также сурово расправлялся с теми, кто пытался избежать голодной участи и спрятать провиант. Имеются упоминания о массовых расстрелах людей. Тех, кто избежал смерти, ссылали в лагеря. В советской истории этот период получил название «Борьба с басмаческими бандами». Так дезавуировалась информация о расстрелах.

Второй момент, на который следует обратить внимание – это индустриализация. В то время как население Казахстана столкнулось с жестоким голодом, СССР наращивал продажи зерна и провианта капиталистическим странам. На вырученные деньги власти у капиталистов приобретали оборудование для новых советских заводов. Уже в 1932 году до 80 процентов станков, сделанных в Великобритании, шли прямиком в СССР. Последователи коммунистов на постсоветском пространстве сегодня говорят о том, что советская власть смогла провести индустриализацию, но замалчивают о том, какой ценой.

Индустриализация, как и любой процесс перехода экономики из одного состояния в другой, носила болезненный характер. В Европе она сопровождалась фундаментальной ломкой рынка труда, что нередко влекло за собой безработицу, которая в условиях слабой социальной политики имела плачевные результаты. В СССР политика «большого скачка» приобрела нечеловеческий облик. И если во время расцвета мануфактуры в Англии говорили о том, что овцы съели людей, то в СССР станки съели население. Конечная цель индустриализации – повышение благосостояния народа, а не его истребление. Но поскольку она проводилась тоталитарным режимом, человек стал заложником экономической политики государства. Другого итога трудно было ожидать.

Впрочем, губительная политика подорвала продовольственную безопасность, а это не преминуло отразиться и на индустриализации. Известно, что уже в 1934 году экспорт зерна из СССР полностью прекратился, а значит, и возможность приобретать станки.

Сегодня на постсоветском пространстве не утихают споры вокруг голодомора 30-х годов, которые нередко политизируются. Так, в Украине события 80-летней давности расцениваются как открытый геноцид сталинского режима. Так ли это? В данном случае следует быть осторожными с оценками. Прежде всего геноцид – это преднамеренное истребление целых народов по этническому признаку. В то время как советская политика, де-факто, преследовала несколько иную задачу – индустриализацию, которая проводилась за ширмой борьбы с классовыми врагами – баями и кулаками.

Для того чтобы голодомор выдать за геноцид, необходимо найти прямые улики того, что сталинский режим проводил политику сегрегации и преднамеренно уничтожал население по национальному признаку. Однако голод 30-х годов не выбирал себе жертв. Он застал всех, кто в тот момент проживал в Украине и Казахстане.

Андрей ВЕРМЕНИЧЕВ, Алматы

 

Сайт газеты «Литер»

Поделитесь с друзьями



Комментарии пока отсутствуют







На главную
Назад
Следующая

Просмотров 77
Работа на дому


Время загрузки страницы 0.537 сек.
Хостинг - Разработка - Сопровождение.
Copyright © 2007-2015 All Rights Reserved
?>