Новости Казахстана
Информационный портал
  Locman.kz Размер шрифта Вверх

Календарь новостей

Размер шрифта

Прогноз погоды


Курс валют
Валюта Покупка Продажа
$
P


К столетию Лидии Смирновой: "В Алма - Ате не было одиночества"



К столетию Лидии Смирновой: "В Алма - Ате не было одиночества"

К столетию Лидии Смирновой: К столетию Лидии Смирновой: "В Алма - Ате не было одиночества". Одно из последних интервью знаменитой актрисы, где она делится воспоминаниями об Алматы.


Сегодня 13 февраля исполняется 100 лет со дня рождения советской и российской актрисы театра и кино Лидии Смирновой. Л.Смирнова умерла 25 июля 2007 года в Москве и была похоронена на Введенском кладбище. Представляем Вам одно из последних эксклюзивных интервью актрисы. Напомним некоторые факты биографии актрисы: Лидия Смирнова родилась 31 января (13 февраля) 1915 года в Тобольске (ныне Тюменская область), по другим данным, — в Мензелинске (ныне Татарстан). Детство провела в родной Сибири. Потом переехала в Москву к тёте и поступила в промышленно—экономический техникум. Одновременно с учёбой в нём она три года занималась в хореографическом училище при Большом театре. Затем она стала студенткой авиационного института. Занималась спортом и даже не помышляла о карьере киноактрисы. В театральное училище Лидия Смирнова пришла со второго курса авиационного института. Заявление подала одновременно в Вахтанговское училище, школу Камерного театра и во Всесоюзный государственный институт кинематографии, и везде была принята. Она выбрала училище при Камерном театре, так как оно было самым близким к дому (1938). Когда Смирнова училась в школе А.Я. Таирова, к ним часто приходили с киностудий приглашать студентов на съёмки. Когда нужна была голубоглазая блондинка, говорили: «У нас есть Смирнова», но утверждали её редко. Во время учёбы в училище была актрисой Камерного и Реалистического театров. В 1940 - 1945 годах - актриса киностудии «Мосфильм». С 1945 года - актриса Театра-студии киноактёра. Одна из первых ролей в кино Лидии Смирновой - роль Шурочки в лирическом музыкальном фильме «Моя любовь». К 1941 году начала складываться её карьера киноактрисы. Успех, пришедший к ней после фильма «Моя любовь», окрылял. Но с началом Великой Отечественной войны ушли на фронт товарищи по студии: режиссёры, операторы, художники, артисты. Первый муж Смирновой Сергей Александрович Добрушин (1904—1941) был журналистом. Он, не дожидаясь повестки, сам пошёл на призывной пункт и в сентябре 1941 года пропал без вести под Смоленском. Вторым мужем Лидии Смирновой был известный советский кинооператор В. А. Рапопорт. В 70-е - 90-е годы была близка с режиссёром и сценаристом Константином Воиновым. "Через неделю мы приехали в город, он поразил нас красотой, а самое главное, удивительной доброжелательностью, которая была. Нас поразила еще цветущая осень, такой красоты необыкновенной, когда на фоне белых вершин, снежных, был разноцветный ковер осени". "Мы снимали по ночам, мы снимали в две ночные смены и мечтали о стакане горячего чая, уже было трудно и с продуктами, и с карточками, но была тишина. Потому что в это время в Москве творилось такое, что забыть невозможно. Там был только один большой павильон, остальные были небольшие, которые не топились. Была уже зима и мы актеры чувствовали холод. А уже вскоре через какие-то полгода уже и голод. Я помню, Всеволод Пудовкин (режиссер и актер), у которого в авоське лежала буханка черного хлеба, он выменивал её на какие-то другие продукты".  Всеволод Пудовкин, режиссер и актер Там был Завадский, там была великая Уланова, в оперном театре шло «Лебединое озеро», Галина Уланова танцевала. Я видела, как она штопала свои единственные трико и балетные туфли.  Галина Уланова, балерина Когда мы снимали в госпитале и среди слушающих раненных бойцов, это был настоящий военный госпиталь, я в первый раз увидела раненных бойцов. Кто-то аплодировал одной рукой об руку другого, безногие с костылями, я читала «Жди меня» и мы снимали несколько крупных планов. В том числе мы сняли замечательного парня, его звали Вася. Этот Вася был на излечении 7 месяцев, он потерял своих родителей и когда вышла картина «Парень из нашего города» родители нечаянно неожиданно увидели крупный план своего сына, которого они уже похоронили и так, через картину они нашли его. Кадры из фильма «Парень из нашего города», реж. Александр Столпер, Борис Иванов, ЦОКС, 1942г. Я получила извещение о том, что мой муж погиб, я его искала. Много было хорошего, дружеского в городе, я помню, что я имела столько друзей, что когда кончилась война, я уже уехала, я приезжала на алматинскую студию и снималась в нескольких фильмах. И были фильмы «Возвращение сына», картина которая была во всесоюзном прокате, имела большой успех. Жизнь в Алма-Ате была очень тяжелой, продавали вещи, чтобы купить продукты, не хватало иногда, не было света, воды. Умывальник и туалет – один на целый этаж, было холодно. Наконец настало время, когда появился брюшной тиф. Блинов и Магарилл умерли от тифа. Я болела три месяца тифом и всего кинематографистов вместе с родственниками 215 человек умерло от тифа.  Борис Блинов - актер Софья Магарилл - актриса, жена режиссера Григория Козинцева. Помимо заболеваний нужно было многое преодолевать, не хватало места для жилья, спали, жили в фойе кинотеатра, а жизнь продолжалась: встречали Новый год, праздновали дни рождения и приходили похоронки. Люди умудрялись ездить в районы, как мы с Верой Марецкой ехали в район за сахаром, выменивали там свои платья или что-то такое для того, чтобы купить сахар, но работали очень активно. Работали не только потому что это любимая профессия, а потому что была одержимость, патриотизм. Мы где-то побеждали, где-то отступали и была взаимовыручка. Вера Марецкая – актриса Я помню, как мы с Михоэлсом ели черную затируху с машинным маслом и долго стояли в очереди, где можно было купить черные галушки. Соломон Михоэлс - театральный актёр и режиссёр, педагог В это время приехал Сергей Михалков с фронта, а я с собой в Алма-Ату привезла пальто своего мужа Сергея Добрушина, это как мое богатство. Он был очень высокий и такой плечистый, а Михалкову нечего было одеть с фронта, я дала ему поносить пальто, потом он мне вернул его. Он приехал к Наташе Кончаловской – своей жене и тогда был еще Андрон мальчиком. Сергей Михалков - писатель Картину «Она защищает Родину» снимал Рапопорт и он за мной ухаживал и когда мы уезжали из Алма-Аты, мы поехали на новую картину «Морской батальон» в Ленинград, он сделал мне предложение. Когда я болела брюшным тифом, это было 3 месяца, у меня выпали все волосы от того, что сильная головная боль и почему стригут волосы, потому что от сильной температуры появляются вши. Когда я уже стала поправляться, нужно было вымыть голову керосином, чтобы убить вшей, гниды, которые прилипли к волосам, сами не снимались и когда я вышла из больницы, то ухаживание – это называется роман, мы ездили за город с Рапопортом, он садился на пенек, я клала ему голову на колени и он ногтями снимал каждую гнидину мертвую. Представьте сочетание любви, романа с тем, что я рассказываю. А еще я не умела ходить, он учил меня ходить. Владимир (Вульф) Рапопорт – кинооператор и режиссер Когда мы ехали в Алма-Ату, наш состав бомбило, и мы останавливались, все выбегали в лес и каждый прятался, кто в канавку, кто в дерево и только одна женщина, которая с нами ехала, тащила огромный чемодан. Она поставила чемодан, и сама легла на этот чемодан, прикрывая его собой, я посмотрела и не смотря на то, что было так тревожно, спросила – как странно вы себя вели, вместо того, чтобы прикрыть себя чемоданом, вы собой его прикрыли. Она сказала, распуская волосы: «а что я без чернобурки?». Оказывается, у нее в этом чемодане лежала чёрно-бурая лиса и что какие-то туалеты. И вот, когда я работала над свахой в картине «Женитьба Бальзаминова», я стала разговаривать так как та женщина, пришептывая: «я никогда не закусываю», с таким подтянутым носом и шепелявя, как что я без чернобурки? Кадры из фильма «Женитьба Бальзаминова», реж. Константин Воинов, СССР, 1964 г. Крючкову в эвакуации, когда мы снимали, было так холодно и голодно, что даже пар шел изо рта, а мы снимали в помещении, мы вышли с ним на балкон – у нас там такая любовная сцена – и мы мечтали о стакане горячего чая, хотя бы просто кипятка. Так холодно было. А потом он приходил домой после ночной смены и выпивал стакан спирта, потому что в Алма-Ате в магазине продавали спирт. Его жена Пастухова - актриса театра Красной Армии, была тогда его женой, не любила гармошку, а он выпивал спирт, садился и играл на гармошке, он так весело играл, она была так недовольна, дралась с ним, чтобы он не играл. Он поиграет, поиграет и после усталый после ночной смены ложился и крепко спал. А потом просыпался, выпивал стакан воды и снова хмелел и все это знали, но не напивался. Николай Крючков - актер В Алма-Ате атмосфера была очень доброжелательная. Актер ли это режиссер, монтажница или бухгалтер, я почему-то вспоминаю, что были значительно добрее во время войны, когда была страшная такая война, чудовищные сводки, все слушали новости, переживали, все участвовали в жизни, событиях, страдали от неудач, когда наши отступали, все обменивались впечатлениями, сочувствием, очень много приходило похоронок. Я помню лауреаты получали пайки продуктовые, Рапопорт и Эмлер были лауреатами, Марецкая была лауреатом государственной премии. Они получали пайки – мешок брюквы, свеклы и что-то еще. И в то время за мной ухаживали и Рапопорт, и Эрмлер. Мы жили с Марецкой некоторое время, потому что мы снимали за городом и там жили. У нас в гостях часто бывал Михоэлс, он друг Эрмлера, и он его поддерживал и каждый раз доказывал, какой замечательный Эрмлер, чтобы я ответила ему взаимностью, Марецкая тоже в этом высказывалась. Вдруг стук в дверь, приходит Эрмлер, приносит светильничек, света нет, и в чайнике принес 2 яйца, сваренные всмятку и сказал: «Лидочка, я получил паек – вот вам 2 яйца всмятку, светильник, если погаснет свет». И убежал. И Михоэлс говорит: «видите, какой он заботливый человек». Но прошло полчаса и стук в дверь, прилетает Рапопорт и приносит все 50 яиц, которые он получил. А Марецкая сказала: «А ты еще думаешь – этот будет тебе всю жизнь по 2 яйца носить, а этот все тебе отдал». Фридрих Эрмлер - режиссер Во время войны не было одиночества. Я помню, мы даже собирались. Была такая Зина Свешникова, художница по костюмам, она была женой режиссера Свешникова, который работал с Эйзенштейном, Марецкая, Наташа Кончаловская, Ира Лер – актриса оперетты. У нас была такая группа женщин, мы собирались, очень много смеялись, несмотря на трагедии, которые мы получали, как-то надо было выживать. по материалам ИА Zakon.kz



Источник: ИА «Zakon.kz»


Поделитесь с друзьями



Комментарии пока отсутствуют







На главную
Назад
Следующая

Просмотров 17
Работа на дому


Время загрузки страницы 0.553 сек.
Хостинг - Разработка - Сопровождение.
Copyright © 2007-2015 All Rights Reserved
?>